11:42 

октябрь 998 года. Графство Девон, замок Слизерин.

Salazar Alamgir Slitherin
"Последний же враг истребится — смерть."/"Для поражения нет оправдания."
Мне всегда нравился мой друг Даниф.
Ему удавалось тщательно скрывать свою напористую, беспринципную, трусливую натуру под маской сдержанной величавости.
Чем же он нравился? Просто - за ним было интересно наблюдать. Его не нужно было провоцировать намеренно, любопытство вызывал вопрос - на чём же он сорвётся.
Промахнулся он по-крупному, я бы сказал допустил смертельную ошибку. Право же, кем надо быть, чтоб строить планы по похищению знатного юноши, да ещё пытаясь подкупить моих слуг.
Ну да пёс с ним, так нелепо заплутавшим в пустыне, растерявшим стражу и опрометчиво решившим заночевать среди песков. Змеиный обед, гнездо выводку скорпионов, - не стоит памяти.

И мне никогда не нравился Его Высочество.
Неудержимо прекрасный эмир, один из младших сыновей халифа, был рожден от пустынной ведьмы.
Есть на Востоке такая традиция, опять же много более мудрая, чем обычаи нашей маггловской знати. Правящий род Аббасидов наделён магической силой, она не велика, однако и английские магические фамилии чаще всего имеют небольшой волшебный потенциал. Проявления силы также различны. При чем дело не только в обучении и своеобразии обрядов, сама направленность их силы иная. Если у британского или континентального мага в детстве в случае опасности выплеск ещё нетронутой энергии может его спасти, то на востоке магия скорее подпитывает человека, но не вырывается бесконтрольно на свободу, не позволяет сотворить очевидное чудо.
Возвращаясь к халифам, отмечу, их род наделён небольшой магической силой, но её хватает, чтоб от союза с пустынной ведьмой, мог родиться весьма сильный маг. Который, пройдя должное обучение, станет визирем, не имеющим право претендовать на престол, несмотря на своё огромное влияние. Чтоб власть не вскружила голову, и визирь не попытался получить себе всю её полноту, халиф не сразу женится на ведьме, сперва у него должно появиться не менее троих сыновей. Предусмотрительны восточные люди.
С нынешним визирем я познакомился во времена моей юности. После не общался. И предпочел, чтоб так оно и оставалось, однако то, что он озаботился тем, чтоб розыскать меня здесь, в Англии, говорит о его упорном желании повидаться. Да и на пришедшее письмо с вопросом о том, может ли он явиться ко мне, ответить отказом было, конечно, возможно, но не допустимо.
Эмир в Британии. Примиряет меня с сим фактом лишь мысль о том, что это может обернуться чем-то увлекательным.

@темы: нити памяти, личности

URL
   

مذكرات

главная