Salazar Alamgir Slitherin
"Последний же враг истребится — смерть."/"Для поражения нет оправдания."
Надо же было так необдуманно попасться. Казалось бы, я ни на секунду не заблуждался, будто бы Тагир, потерпев неудачу с попыткой опоить меня какой-то дрянью, успокоится. Однако же.. к встрече у портала я не был готов. Вернее, не был готов достаточно, чтоб успешно отразить нападение джиннов, но благо помимо обычных портусов, мгновенно заблокированных, у меня был артефакт перемещения. Поразительно: он совершенно точно был многоразовым, однако разрядился полностью, да ещё выбросил меня - к счастью целого - за пределами купола над Хогвартсом, хотя должен бы куда как ближе к моим покоям.
К слову о "целом" - это я приукрасил собственное состояние. Джинны изрядно подрали меня острыми когтями. Поверх окровавленной одежды, висевшей едва ли не лохмотьями, пришлось накинуть призванную из ближайшего окна мантию. И то перед этим изрядно прогулявшись по лесу. Дойдя, наконец, до Хогвартса, я не задумываясь свернул в свои подземелья. И тут осознал, что по хорошему, надо было идти к Хельге, но сейчас делать крюк я был совершенно не в силах. А потому, прикинув, где ближайшие покои ученика, владеющего медимагией, направился к спальне Моргенов. Не лучший для меня вариант, но выбирать уже не приходилось.
***
На стук мага дверь отворил Александер. Окинул наставника отрешённым взглядом выгоревших глаз, хмуро кивнул - то ли по старой памяти, то ли из всё же привитых некогда приличий.
- Мне нужна Изольда. Она здессь? - Салазар не был настроен начинать издалека.
- Зачем она тебе? - не отвечая отозвался Александр, не то чтоб препятствуя тому, чтоб Слизерин зашёл, но и не приглашая.
- Я не настроен ссейчас объясняться, Кссандер. Просто сскажи, если твоей ссупруги здессь нет, и не отнимай моё время.
Граф Корнуолл неприятно скривил губы, явно недовольный тоном наставника - теперь уже практически бывшего наставника. Однако, не то он различил в свете магических светильников лицо Слизерина, не то почувствовал прекрасно знакомый запах крови, пропитавшей тёмную ткань мантии, - так или иначе, Морген посторонился и подставил мужчине плечо. Салазар недовольно глянул на молодого человека, но упорствовать не стал - пока он держался, но не хватало ему ещё рухнуть на пол перед комнатами Моргенов.
- Что случилось? - Александр помог магу добраться до кресла, по прежней привычке принимая на себя вес мужчины.
- Ваши комнаты - ближайшие из тех, где обитают медимаги, - всё, что нашёл нужным объяснить Салазар. - Так, Изольды нет.. - было не вопросом, а констатацией факта. Раздражения Салазар скрывать даже не собирался - слишком уж плохо он себя чувствовал.
- Нет, она что-то там изобретает в лабораториях. Тебе нужна именно она?
- В области медимагии я достаточно доверяю Седрику, но его нет в школе, и Хельге. Она придет по зову моего Патронуса, но затем замучает меня опекой и поучениями на тему того, что я "уже не в том возрасте", - Слизерин усмехнулся, однако ухмылка дрогнула, искажая всё более бледнеющее лицо.
- Покажи, что там у тебя, - Морген нахмурясь чуть подался к магу.
- Ты смотришшь на меня, как на будущий материал для практических занятий. Хочешь проверить: идти ли за женой или приготовить инструменты для работы?
- Нет, - Александр не поддержал шутку. - Я волнуюсь.
Салазар посмотрел на молодого человека, скептически изогнув бровь, хмыкнул:
- Это пожалуйста. Однако, всё не страшно. Уверен, ты сам из-за подобного в обморок не падал, - маг отдёрнул подол мантии, чуть поморщился - ткань успела прилипнуть.
Некромант кинул быстрый взгляд на открывшуюся неаппетитную картину, матерно прокомментировал, плавно поднялся и стремительно вышел из комнаты.
Оставшись в одиночестве Слизерин выругался. Огляделся, ища взглядом, не найдётся ли в комнате каких ингредиентов - понятно откуда, из его же лаборатории, взятых - из области медимагии, чтоб быстренько создать хоть какой-то целебный артефакт - благо резать запястья даже не пришлось бы, крови и без того достаточно - хоть пару второуровневых клепай. Но не было ни ингредиентов, ни сил. Да и с учётом усилившейся боли, отрешиться от которой становилось всё сложнее, Слизерин сомневался, что у него выйдет что-либо кроме мощного проклинающего на муки магического предмета.
До возвращения Александра, приведшего встревоженную Изольду, Салазар вовсю матерился. В присутствие ученицы перешёл на серпентарго (что было, скорее всего, излишним, учитывая манеру выражаться её супруга). Раны немилосердно горели, навевая унылые размышления о возможном заражении какой-нибудь малоизвестной магической гадостью.
- Мастер Салазар.... - Изольда - сосредоточенная и очень прямая - опустилась на подлокотник кресла и склонилась над ногой мага. Лохмотья, оставшиеся вместо штанины, он сам обрезал выше колена, и теперь с внешне отрешённым видом наблюдал, как краёв раны осторожно касаются тонкие пальцы, затем кончик палочки, а девушка быстро, но отчетливо шепчет заклинания.
На самом деле маг достаточно доверял способностям Изольды к медимагии, так что мысли его были заняты скорее тем неутешительным фактом, что обивка кресла успела изрядно пропитаться его кровью. К собственной крови Слизерин относился с пиететом, мало кем понимаемым. И ему категорически не нравилось оставлять такое её количество - на самом деле любое её количество - на мебели Александра. Морген, конечно, был его учеником, но больно уж способным. Ну не сжигать же прямо тут чёртово кресло. Сочтут ещё, чего доброго, что наставника прокляли безумием. В конце концов, маг решил не затягивая послать своего домовика с приказом сдохнуть, но кресло от крови отчистить.
Когда все необходимые для успешного излечения процедуры были выполнены, мужчина поднялся и, поблагодарив Изольду, направился к двери. Как ни странно, оба Моргена настойчиво предложили его проводить. Но это было уже слишком. Не отличавшийся излишней мягкостью Слизерин сперва отказался спокойно, а затем едва обернувшись процедил:
- Я сссказал - не нужно. - Пожалуй, прозвучало слишком резко. Много естественнее было бы насмешливо прокомментировать их беспокойство и сомнения в его способности оценить свое состояние и силы, но что уж теперь. Зато после подобного никаких предложений далее не последует, и за ним точно никто не пойдёт.
Привычные коридоры. И дорога запомнилась плохо. Однако оказавшись в собственной постели, маг не смог заснуть, не обдумав как следует всех аспектов того, что его весьма и небезосновательно беспокоило.
***
И вот.
- Лежу я, стараюссь абсстрагироваться от покалывания в восстанавливающихся тканях, и вссё раздумываю о том, что же за опасность разглядел во мне могущественный визирь Аббасидского Халифата, - неспешно отвечал кому-то Салазар, - У насс с Его Выссочеством всегда были сложные отношшения, однако не замечал за ним намерений меня усстранить, по крайней мере вссерьёз он никогда в покушениях на меня учасстия не принимал. Увидетьсся бы сс ним, поговорить. Меня терзают подозрения, становящщиеся вссё менее смутными, что не укрылись и ушши эмира от нашшёптываний неких лживых языков. Что кривишшься? О, пусстяки? - тонкие губы Слизерина изогнулись в усмешке. - Я тоже самоуверен ссверх вссякой меры. Между тем Тагир бывал в Хогвартсе, к моему сожалению. А джиннов здесь хотя бы видели лишшь Седрик да я. Знания - ссила, а незнакомая магия и сущщества - нессомненная опассность. Теперь об этом оссобенно сстоит помнить.

@музыка: Abney Park – The Wrong Side

@темы: личности, нити памяти